RU

EN

17 января 1912 года после упорной борьбы с силами природы экспедиция Роберта Фалькона Скотта достигла Южного полюса Земли и обнаружила, что опоздала. За 34 дня до британцев на полюсе побывала норвежская экспедиция Руаля Амундсена. На обратном пути Скотт и его товарищи погибли от холода, голода и физического изнеможения, не дойдя до продовольственного склада 18 километров.

Скотт проиграл и заплатил за это своей жизнью и жизнью товарищей, потому что его экспедиция была плохо организована, её моральный дух был слаб, а сам Скотт был слишком самонадеян.

В бюро сравнили экспедиции Амундсена и Скотта, чтобы будущие поколения извлекли урок из этой истории.

  • Руаль Амундсен
  • Роберт Фалькон Скотт
20 октября 1911
Старт экспедиции
Амундсена
1 ноября
Старт экспедиции Скотта
14 декабря
Экспедиция Амундсена
достигла полюса
17 января
Экспедиция Скотта
достигла полюса
26 января
Экспедиция Амундсена вернулась
на базу в полном составе.
Путь занял 99 дней
8 марта
Амундсен телеграфирует
о результатах экспедиции
29 марта
Последняя запись в дневнике
Скотта. Экспедиция погибла,
проведя 150 дней в пути
«

Чтобы перевезти груз по льду с Терра Нова“ на твёрдую землю, мобилизовали все четыре вида транспорта: собак, лошадей, мотосани и людей. Разгрузка, однако, была спланирована из рук вон плохо и представляла собой сплошную путаницу и неразбериху. 〈...〉

Мотосани опустили через борт на примыкающую к кораблю льдину. Скотт вышел на берег, оставив Кэмпбелла руководить процессом. Вскоре после этого лёд у корабля начал ломаться. 〈...〉

Люди не прошли и ста метров, как лёд под ними треснул. Сани проломили его и мгновенно ушли на глубину, едва не утащив с собой нескольких человек. Спасти их было невозможно. Современные моторные сани, гордость экспедиции, безмолвным предзнаменованием опустились вглубь на сто морских саженей — и нашли свою могилу на дне пролива Макмёрдо. »


« Амундсен проработал план высадки в мельчайших деталях. Каждый человек хорошо понимал и план в целом, и своё место в общей картине. Норвежцы знали, что им нужно подготовить базу до конца апреля, запасти тюленье мясо для зимовки, а затем совершить три путешествия и организовать промежуточные склады на отрезке пути до 83-й параллели для весеннего броска к полюсу. Среди членов экспедиции Скотта чёткого распределения ролей не было, поскольку план действий пока не понимал и сам Скотт. Он решался довериться своим офицерам. Всё, что им оставалось, — это неукоснительное и буквальное выполнение приказов без их обсуждения и без учёта обстоятельств, подтверждением чему были утонувшие мотосани. Они стали своеобразным памятником иерархии военно-морского флота. »


Британцы выгружают мотосани. Фотография Херберта Понтинга

Развёртка по времени

Обычно маршруты экспедиций Амундсена и Скотта изображают линиями на географической карте. Такой подход наглядно демонстрирует местоположение партий: маршрут Амундсена был восточнее, а база «Фрамхейм» почти на градус южнее лагеря Скотта. Но сравнить, в какой точке находились экспедиции в конкретный момент времени, невозможно — два путешествия выглядят совершенно одинаково, как две симметричные линии к полюсу:

Каждую точку пути путешественники проходили дважды — на пути к полюсу и обратно. На одном и том же отрезке пути туда и обратно экспедиции двигались с разной скоростью — в зависимости от погоды и физического состояния членов команды. Недостаток визуализации маршрутов линиями на карте в том, что пути к полюсу и обратно сливаются в одну линию. Скорость движения партий при этом сравнить невозможно.

Мы развернули обратный путь каждой экспедиции и выстроили его в одну линию с дорогой к полюсу. Получили развёрнутые во времени маршруты каждой партии — от лагеря до полюса, который обозначен флажком, — и обратно:

К полюсу
Обратно
«

Отправляясь из точки 82° южной широты, Амундсен вёз с собой запас провизии на сто дней, её должно было хватить до 6 февраля 1912 года. В соответствии с его графиком и с учётом достигнутой к этому моменту производительности он планировал вернуться во Фрамхейм к 31 января. Это означало, что даже в случае такой маловероятной ситуации, как неспособность найти все заложенные ранее промежуточные склады, он всё равно смог бы добраться до полюса, вернуться во Фрамхейм, повернуть назад и проехать ещё сто миль к югу, прежде чем закончатся продукты. Керосина вообще было в два-три раза больше, чем нужно. Кроме того, каждый четвёртый день он закладывал на полноценный отдых и плохую погоду, готовя людей даже к тому, что на обратном пути им, возможно, придётся самим тащить сани, начиная с 86° южной широты. Запас прочности у группы, судя по всему, был велик.

По сравнению с ним у Скотта не было нужного запаса продуктов и топлива, к тому же он совсем не учитывал вероятность плохой погоды. Простые цифры — явное тому свидетельство. У Амундсена на момент старта хранилось три тонны запасов на промежуточных складах, у Скотта — лишь одна. »


Склад норвежцев на 83° широты 9 ноября 1911. Из архива Национальной библиотеки Норвегии

Высоты

Обе партии шли схожими маршрутами: сначала по Шельфовому леднику Росса, затем через Трансантарктические горы и далее по полярному плато до полюса. Скотт хорошо знал маршрут — он придерживался пути предшественника — Эрнеста Шеклтона, который в 1909 году достиг отметки 88° 23′ ю. ш. и не дошёл до полюса 180 км. Подъём на плато по известному леднику Бирдмора не вызвал у Скотта больших проблем.

1 день
Ледник Бирдмора, 1956. Фотография Джима Валдрона

Амундсен и его спутники не знали, что их ждёт в пути — они были первооткрывателями. При подъёме на плато они столкнулись с крутыми склонами и полями расщелин на леднике Акселя Хейберга. Из-за этого, плохой погоды и тумана они прозвали его «Чёртовым ледником», а участок после ледника — «Дьявольской танцевальной площадкой».

1 день
Ледник Акселя Хейберга, 1956. Фотография Джима Валдрона
«

Из дневника Амундсена: Англичане громко и открыто говорили миру, что в Антарктике лыжи и собак использовать нельзя, а меховая одежда — это ерунда. Посмотрим, посмотрим. Не хочу хвастаться — это не совсем в моём стиле... Но когда люди решают подвергать сомнению методы, которые сделали норвежцев лидерами полярных исследований, то есть лыжи и собак, приходит время разозлиться и показать миру, что мы, используя эти средства, добиваемся успеха благодаря расчёту и умению, а не слепой удаче“. 〈...〉

Скотт измучил своих людей на подъёме, не думая о том, что силы понадобятся им для возвращения. В любом случае своим отношением к людям как к тягловой силе он наглядно проиллюстрировал слова Нансена о том, что использовать собак, может, и жестоко, но не менее жестоко перегружать работой людей“. Плохая лыжная техника, нерациональная навигация, перегруженные, плохо обслуживаемые и плохо управляемые сани, неэффективная организация лагеря, тяготы, связанные с тем, что в последний момент к группе добавился пятый человек, — список реальных проблем был длинным. Такая последовательность Скотта вообще может расцениваться как прямое стремление к смерти. »


Норвежцы передвигались на лыжах и в собачьих упряжках. Из архива Национальной библиотеки Норвегии

Широты и скорость движения

Через каждый градус широты до и после полюса проходят изолинии. В реальности расстояние между градусами равно 111,12 километрам, но в развёртке по времени градусы широты расставлены в соответствии со скоростью:

Расстояние между изолиниями показывает скорость движения экспедиции. Чем расстояние меньше, тем быстрее шла партия на этом отрезке, чем длиннее — тем дольше. Например, норвежцы быстрее добирались до полюса от 88° широты — на схеме этот участок маршрута норвежцев короче, чем у британцев. Британцы медленнее подходили к полюсу, но быстрее повернули назад — на схеме расстояние от полюса до 88° широты у Скотта меньше, чем у Амундсена.

Если замкнуть широты области полюса, то получатся своеобразные «головы медуз». Норвежская «медуза» смотрит вправо, британская — влево:

Амундсен задержался на полюсе для измерений точности координат
Скотт поспешил обратно, надеясь первым рассказать миру о покорении полюса
«

5 декабря Скотта остановил буран у подножия ледника Бирдмора. Не видно соседней палатки,— написал он,— не говоря уже о чем-то ещё... Сомневаюсь, что какая-то партия смогла бы идти в такую погоду, и уж точно никто не смог бы идти против этого ветра“. Но погода, остановившая Скотта, была примерно такой же, как та, с которой столкнулся Амундсен на именинах дьявола“. Хотя Амундсену было раза в три тяжелее из-за разреженной атмосферы, поскольку он находился на 10 тысяч футов выше, а температура при этом была на 15 градусов ниже. Сюда можно добавить совершенно незнакомую местность и полное отсутствие предшественников, по следам которых можно было бы идти. Тем не менее в его дневнике мы читаем: День был отвратительный — штормовой ветер, метель и обморожения, но мы ещё на 13 миль ближе к нашей цели“. 〈...〉

Но Скотт, в отличие от Амундсена, не имел запаса прочности. Он постоянно говорил: Мы не можем позволить себе задержку“. Готовя четырёхмесячное путешествие, он не заложил в свои планы возможность плохой погоды даже в течение четырёх дней. В худшем случае, как отметил Боуэрс в своём дневнике, задержка будет означать всего лишь небольшую нехватку провизии на обратном пути, но это мелочи“. »


Британцы впрягались и тянули груз самостоятельно. Фотография Роберта Скотта

Детали

Иконки диаграммы повторяют внешний вид реальных кораблей и мест:

Шхуна Фрам
Команда — 19 человек
Длина — 38,4 м
Ширина — 10,6 м
Водоизмещение — 440 т
Двигатель — дизель, обслуживался одним человеком
Барк Терра Нова
Команда — 65 человек
Длина — 57 м
Ширина — 9,4 м
Водоизмещение — 747 т
Двигатель — паровой на угле, обслуживали два-три кочегара
База Фрамхейм
«Фрамхейм напоминал настоящую деревеньку, выросшую в снегах. 14 военных палаток — на 16 человек каждая — были установлены вокруг дома, для хранения запасов и размещения собак. Во Фрамхейме все жили одной командой в атмосфере не то горной хижины, не то парусника, плывущего в открытом море,— это было нечто среднее».
Британский лагерь
«Мыс Эванс казался гибридом военного корабля и университетской комнаты отдыха. Дом разделили пополам стеллажом из ящиков. С одной стороны жили офицеры, учёные и джентельмены (в широком смысле слова), с другой — своей отдельной жизнью — матросы военно-морского флота и русские участники экспедиции — конюх Антон и отвечающий за собак Дмитрий».
Иллюстрация участника экспедиции Торвальда Нильсена
Норвежская маркировка складов
«Двадцать флажков устанавливали на расстоянии полумили один от другого, по десять с каждой стороны от склада, создавая таким образом маркировку в десять миль шириной. Этого было достаточно, чтобы не пропустить склад, несмотря на любую возможную ошибку инструментов, так что даже в плохую погоду шансы не заметить флажок были минимальны. Каждый из флажков был пронумерован, что позволяло оценить направление к складу и расстояние до него».
Склад «Одна тонна». Фотография Роберта Скотта
Склады британцев
«Поиск каждого склада оборачивался настоящим стрессом, потому что у них не было такой изобретательной системы поперечных линий из флажков, как у Амундсена. А единственного имевшегося флага часто было недостаточно. Пирамиды — слишком низкие и плохо построенные — не давали возможности для эффективной навигации».
Собаки
Из дневника Амундсена:

«11 февраля: Собаки тянут великолепно, Барьер для передвижения идеален. Не могу понять, что англичане имеют в виду, когда говорят, что здесь нельзя использовать собак.

15 февраля: Отличная производительность у наших собак: 40 географических миль пройдены вчера, из которых 10 — с тяжелым грузом, и 50 миль сегодня — думаю, пони с ними на Барьере не сравнятся».

Пони
«Довольно быстро Скотт начал понимать все недостатки пони при работе в Антарктике: они проламывали морской лёд и по самое брюхо тонули в сугробах. В отличие от них, собаки демонстрировали обидное превосходство в самых разных условиях. Бодрые хаски с энтузиазмом тащили полностью загруженные сани по гладкому морскому льду, преследуя кита, который был виден сквозь ледяную толщу, а потом снова резвыми скачками — миля за милей — неслись по мелкому, нанесённому ветром снегу и ломкому насту».
«

Постепенно пятнышко превратилось во что-то движущееся — и они оказались перед чёрным флагом разбившихся иллюзий. Собачьи испражнения и отпечатки лап на снегу говорили сами за себя. Им показалось, что безжалостный ветер стал гораздо холоднее, чем час назад. 〈...〉

Из дневника Скотта: Полюс. Да, но при совсем других обстоятельствах, нежели ожидалось. У нас был ужасный день — помимо разочарования дул жесточайший ветер от 4 до 5 и температура минус 22 °С. Спутники мои трудились с обмороженными ногами и руками... Боже правый! Это отвратительное место и особенно ужасное для нас — тех, кому пришлось пробиваться сюда, чтобы проиграть“. 〈...〉
А теперь домой — нам предстоит отчаянная борьба за то, чтобы сообщить эти новости первыми. Интересно, сможем ли мы“.

Другими словами, Скотт надеялся хоть на какую-то иллюзию победы. Он ещё не совсем понял, что возвращение станет схваткой со смертью, но чётко осознал, что время терять нельзя. »


Роберт Скотт, Лоурен Оутс, Эдвард Уилсон и Эдгар Эванс возле палатки Амундсена на Южном полюсе. Фотография Генри Боуэрса

Не впритык

История Амундсена и Скотта учит никогда не планировать впритык. Разница в планировании экспедиций:

См. совет о принципе «не впритык»

Амундсен Скотт
Провизия на складах 3 тонны на 5 человек, 590 кг на человека 1 тонна на 17 человек, 56 кг на человека
Рацион Пеммикан, сухое молоко, шоколад, богатое витамином «Б» печенье «Саетре» из непросеянной муки, овсяных хлопьев и дрожжей Пеммикан, масло, какао, сахар, чай, печенье «Хантли и Палмерс» из пшеничной муки и пищевой соды
4500 калорий в день на человека 4500 калорий в день на человека, но люди тянули сани самостоятельно
Транспорт 101 собака. Не считая привезённых пеммикана, вяленой рыбы и заготовленных тюленей, служили пищей сами себе 33 собаки, 19 пони, 3 мотосаней. Дополнительно тащили фураж и топливо
Разметка обратного пути

Снежные пирамиды в человеческий рост каждую треть мили и 20 флажков поперёк маршрута у каждого склада

Низкие пирамиды с одним флажком только у складов. Ориентировались по следам

Необязательно быть полярником, чтобы следовать этому правилу. Планирование впритык создаёт проблемы в жизни и управлении проектами.

Если планируете поездку на дачу на пять дней — разумно взять с собой шесть или семь пар носков. Вдруг промочите ноги? Если бензина хватает до дачи и обратно — заправьте полный бак. Вдруг лопнет колесо и вам придётся несколько часов ждать эвакуатора в двадцатиградусный мороз?

Если вы менеджер, начиная работу с новым дизайнером, держите в голове замену. Вдруг через два дня после старта новичок испугается количества замечаний и уволится?

Если вы дизайнер, помните, что арт-директор может потребовать полной переделки макетов. Чтобы избежать этого накануне дедлайна, покажите ему макеты как можно раньше и запланируйте несколько дней на работу с замечаниями.

Если вы разработчик, включайте в план разработки несколько дней на тестирование и исправление ошибок. Вдруг обнаружится, что вёрстка неправильно отображается в некоторых браузерах?

Планирование впритык — это идеализм, расчёт на лучший из возможных вариантов развития событий. Это безответственные обещания клиенту. Наивность всегда наказывается страданиями, расходами, лишениями и конфликтами.

Ежедневный рацион участника экспедиции Скотта: какао, пеммикан, сахар, печенье, масло. Фотография Херберта Понтинга

Пеммикан — питательный, но плохо усваиваемый мясной концентрат, использовавшийся в военных походах, охотничьих и полярных экспедициях

«

Скотту пришлось бы ответить за всех потерянных людей. Шеклтон стал бы тем, кто смеётся последним. Этого Скотт вынести не мог. Лучше было принести жертвоприношение в палатке. Так он мог попытаться превратить своё поражение в победу. Он убедил Уилсона и Боуэрса остаться с ним и ждать конца, хотя инстинкт людей, оказавшихся в таком положении, требовал от них продолжать движение, даже замёрзнуть в снегу — но попытаться спастись. По меньшей мере девять дней они лежали в своих спальных мешках. Потом закончились последние продукты и топливо — и они умерли. 〈...〉

Когда в прессе появились первые сообщения Амундсена и Скотта, одна из норвежских газет заметила, что Амундсен... представляет всё так, словно это было сравнительно простым делом, (в то время как) Скотт постоянно подчеркивает нечеловеческое напряжение“... громадные опасности“... исключительное невезение“, отвратительную погоду“ и в мороз, и в оттепель.

Это был меткий комментарий. Скотт хотел быть героем, Амундсен — просто попасть на полюс. Скотт с его жаждой самолюбования играл на публику, Амундсен думал в первую очередь о работе, которую нужно было сделать, а не о читателях. »


Могила Скотта, Уилсона и Боуэрса. Фотография Херберта Понтинга

Источники и литература

Информация о ключевых высотах, температурах, складах, собаках и пони приведена из дневников Амундсена и Скотта. Участки рельефа, высоты которых не указаны в дневниках, построены на основе данных приложения «Гугль-Земля» за 2013 год.

Цитаты на странице, если не указано иного, приведены из книги Роланда Хантфорда «Покорение Южного полюса. Гонка лидеров», Манн, Иванов и Фербер, 2013.

На диаграмме использован шрифт «Вольтер».

Roland Huntford
Race for the South Pole: The Expedition Diaries of Scott and Amundsen. Continuum, 2010

The Last Place on Earth. Abacus, 2012

Покорение Южного полюса. Гонка лидеров. Манн, Иванов и Фербер, 2013

Scott, Robert Falcon
Journals: Captain Scott’s Last Expedition. Oxford University Press, 2006

Roald Amundsen
My Life as an Explorer. Amberley Publishing, 2011

Ведро