Леша
30 января 2017
Советы почтой каждую неделю
Пожалуйста, получите наше письмо, чтобы подтвердить свой адрес:
Вы подписаны на «Советы за неделю»:

Что вы думаете о дебатах Лебедева и Навального?


В 2006 году мы с дизайнерами Ромой Воронежским и Серёгой Фёдоровым работали над очередным дизайном Газеты.ру. Мне поставили задачу представить соцопросы так, чтобы нормальный человек смог разобраться в них без поллитра. Мы взяли для рыбы реальный, но совершенно нечитаемый опрос ВЦИОМа о коррупции.

То, что тогда получилось, мы с Ильёй Бирманом уже десять лет подряд показываем участникам курса о пользовательском интерфейсе. Это, может быть, не шедевр информационного дизайна, но хорошая иллюстрация идей параллельного изложения:


Из этой картинки я очень хорошо запомнил цифру: 28% тех, кто верит в возможность победы над коррупцией, считают, что коррупционеров нужно расстреливать. Это чудовищная цифра. Правда, тех, кто не верит в победу, никто не спрашивал о мерах против коррупции,— фраза о трети россиян в подзаголовке недостоверна. Но подозреваю, что если бы всё-таки спросили, кровожадности было бы не меньше.

С тех пор я знаю, что нет проще способа вызвать симпатию у соотечественника, чем обсудить с ним наказание коррупционера. А ещё лучше — показать. Кстати, этим психологическим эффектом недавно научилась пользоваться власть — вспомните недавние громкие дела с мечеными купюрами.

Тёма написал, что он проиграл дебаты, потому что не перекрикивал Навального. А я думаю, что он проиграл, потому что публика мечтала наказать коррупционера. В России успешный человек по умолчанию — вор и взяточник.

Мне кажется, главная беда нашего общества не в коррупции, как говорит Навальный, а в том, что никто не верит, что можно заработать деньги по-другому — любовью к делу, трудолюбием, изобретательностью и добросовестной работой. Навальный наехал не на коммерческую тайну, как говорит Тёма, а на редкий пример для молодёжи.

Меня как дизайнера ещё кое-что зацепило в этих дебатах.

Навальный сказал, что борьба с коррупцией — это главный конструктивный пункт его президентской программы. Я не специалист в борьбе за власть и в управлении государством. Меня интересует дизайн и развитие работоспособных систем, в которых всё вертится вокруг понятий «польза» и «вред». Дизайнерские решения либо приносят пользу, либо убирают вред. Нужны и те, и другие, но по-настоящему систему двигают вперёд решения «в сторону пользы». Нельзя стать лучшим скрипачом просто потому, что тебе вылечили грипп,— нужно двадцать лет упорно работать.

Борьба с коррупцией — это борьба с вредом. И это интересная дизайнерская задача. Мне кажется, камеры контроля скорости и автоматические штрафы сделали за последнюю пару лет для борьбы со взятками больше, чем любые увещевания, увольнения, дела и реформы ГАИ. И орден борца с коррупцией никому не дали — гаджеты и алгоритмы не наградишь.

Но убрать вред для успеха недостаточно. За десять лет работы в бюро мне ни разу не помешала коррупция, а миллионером я до сих пор не стал. У меня нет никаких оснований винить в этом толстосумов-чиновников или оборотней в погонах. Я виню себя в недостаточной изобретательности, дальновидности, работоспособности и фокусе.

Коррупция — безусловное зло. Борьба с коррупцией — прекрасный мотиватор и способ получить одобрение общества, поэтому наверняка прекрасный инструмент в борьбе за власть. Но страны, как и любые системы, развиваются благодаря движению к пользе: развитию науки, производства, информационных технологий, городской среды, архитектуры, социальных преобразований.

Я идеалист, но думаю, что коррупцию в России победит не Навальный, а информационные технологии. Всеми своими победами над проблемами человечество обязано научному прогрессу.

P. S. Я в гробу видал политику, политиков и борьбу за власть. Мне бы не хотелось, чтобы моё мнение использовали в идеологической борьбе и политических спорах. Я ни за кого. Кого бы вы ни поддерживали — я заранее с вами не согласен.

P. P. S. Не могу не отметить, что Тёма гонит как Троцкий, будто Студия Лебедева единственная, кто рассказывает о внутренней кухне проектов. Бюрошные «вёдра» выходят восемь лет во всех наших проектах за редкими исключениями. Так выглядело первое, а так — одно из последних.

P. P. P. S. Дата следующего набора в Школу стажёров пока неизвестна.

 
Мы напишем вам, когда будет открыт набор. Без спама.

Поделиться

Цель рубрики — обсуждение вопросов дизайна всех видов, текста в дизайне и взаимоотношений дизайнеров с клиентами.

Мы публикуем комментарии, которые добавляют к уже сказанному новые мысли и хорошие примеры. Мы ожидаем, что такие комментарии составят около 20% от общего числа.

Решение о публикации принимается один раз; мы не имеем возможности комментировать или пересматривать свое решение, хотя оно может быть ошибочно. Уже опубликованные комментарии могут быть удалены через некоторое время, если без них обсуждение не становится менее ценным или интересным.

Вот такой веб 2.0.

Расскажите об управляемости. Часть седьмая Расскажите об управляемости. Часть четвёртая Расскажите об управляемости. Часть двенадцатая Расскажите об управляемости. Часть одиннадцатая




Недавно всплыло

Это я неправ, что долго думал, или магазин, что допустил такую ситуацию? 3 4 Как создавался новый сайт бюро. Часть третья 1 Столкнулся с проблемой, когда долго общаешься с клиентом, и потом выясняется, что его не устраивает порядок цен. Часть 1 2